Залог любви

Автор: Belegaer
Pairing: Драко/Рон
Rating: PG-13
Категория: slash
Жанр: angst
Summary:  со времени поражения Волдеморта прошло три года, последних его сторонников вылавливают как крыс по углам.
Warning: mpreg, смерть персонажа.
Архивация: пожалуйста, предупредите автора, если хотите разместить этот фик на другом сайте.

- Алахомора!

Дверь маленькой, бедно обставленной, квартирки распахнулась, как будто в неё ударили огромным коленом.

- Ступефай!

Молодой светловолосый мужчина только начавший подниматься с дивана замер и с коротким хриплым стоном упал обратно.

- Ну что, Малфой, вот и всё? – яростная усмешка, бешеная радость в зеленовато-карих глазах, ярко-рыжие неровно подстриженные волосы отброшены со лба. – Я искал тебя почти три года. Ты хорошо прятался. Но теперь все, я тебя нашёл, и я тебя убью!

Его противник мог только слабо хрипеть, Ступефай не способствует красноречию.

- Ах, как же это здорово, Малфой, ты не представляешь какой это светлый для меня день. Три года! Три года, не отвлекаясь ни на что больше, я искал тебя. Чего ты там сипишь? Последнее слово осужденного? А, что валяй, это даже интересно.

Лёгкое движение палочки ослабило заклятье, освободив голосовые связки жертвы:

- П-почему я, Уизли? – слабый шепот, - Я не Гойл, не Розье. Я не был ликвидатором, я не входил в боевую группу. Я был всего лишь алхимиком, я просто составлял для них зелья. Почему ты три года охотился именно за мной?

- Как, ты не просишь пощадить тебя? Жаль, очень жаль, мне бы хотелось посмотреть, как Малфой валяется у меня в ногах. Но это хорошо, что ты спросил, было бы обидно, если бы ты умер, не зная за что. Помнишь, ту историю, которую потом назвали Гринвичским инцидентом? Группу Упивающихся блокировали в старом доме, они отбивались до последнего, а потом покончили с собой. Но сначала они перебили заложников. Десять человек. Ты помнишь? Ну, конечно, ты помнишь. Это же была твоя группа, ты командовал этими мерзавцами! А помнишь ты, что среди заложников была молодая женщина по имени Флёр Делакер?

- Флёр? – Хриплый стон.

- Она была моей невестой, мразь! Одна ночь вместе, одна единственная к чёрту ночь, вот всё что нам оставила твоя шайка! Одна ночь и клятва в вечной любви. Флёр её уже выполнила, потому что на следующий день вы её убили!

Голос Рона поднялся до крика. Неожиданно в противоположенном конце полутёмной комнаты раздался шум. Как он мог не заметить это с первого взгляда? Как мог не понять, что они в комнате не одни? Странно для профессионального охотника, наверное, дело в том, что в этот момент он мог видеть только одно – своего врага, свою жертву, свою добычу за которой вёл непрерывную охоту долгие три года.

И сейчас он словно очнулся, громкий детский плач, был словно пригоршня ледяной воды в лицо.

- Пааапа! Пааапочка!

Маленькие пальчики, вцепившиеся в решётчатый бортик кровати, золотисто-рыжие кудряшки прилипшие ко лбу, широко раскрытые серые глазки полные слёз. Ребёнок лет двух или чуть больше.

- Эт-то ещё кто?

- Это мой сын. – ледяное достоинство несмотря на перехваченное заклятием горло, а затем нежным ласковым тоном. – Люк милый, успокойся, с папой все в порядке. Не плачь, радость моя, всё будет хорошо. Обещаю!

Так, у Малфоя оказывается есть сын. Вот это новость!

- Всё будет хорошо? Ты всегда был лживым ублюдком Малфой, а теперь обманываешь собственного сына. А почему Люк?

- Его имя – Люциус.

- Ах, вот как можно было догадаться. А где мать? Что за красотка оставила тебе такой замечательный залог любви и смылась?

- У него… нет матери.

- Вот оно что, ты оказывается тоже вдовец. А у нас много общего.

- Больше чем ты думаешь…

Ну-ну, а Рон-то всегда думал, что женщины это не совсем то, что интересует Малфоя. А он оказывается муж и отец. Жизнь прекрасна и удивительна. Рон почувствовал горечь и едкую зависть, его любовь не оставила ему такого залога на память. Просто не успела.

- Уизли, будь человеком, не убивай меня на глазах у сына. Ты же не сможешь это сделать. Отнеси его сначала куда-нибудь, ну хоть на кухню. А потом…

- Идёт, но при одном условии.

- Все что хочешь.

- Ты ответишь на мой вопрос. Ты мне скажешь, чем ты держал Флёр.

- Я не…

- Ты мне скажешь, почему она это сделала. Она пришла в Хогвартс, с сообщением от группы Грейнджер. И осталась на ночь. Это была наша ночь, она любила меня, я знаю, что любила! А утром ушла и отправилась к вам в Гринвич, где вы ее убили. И ещё в ту ночь у Снейпа пропала книга, что-то редких и опасных зельях. Её могла взять только Флёр. Взять и отнести к тебе. А теперь ты скажешь мне, почему. Ты объяснишь мне, как ты ее заставил.

- Нет.

- Что, нет? – не понял Уизли.

- Я ничего тебе об этом не скажу.

- Что?!! Круцио!

Мучительный стон, спазматически сжатые зубы.

- Круцио!

Ничего. Рон метнулся через комнату, схватил безвольное под Ступефаем тело за плечи. Резко тряхнул:

- Ты, что задумал со мной играть? Ты что, думаешь, я не смогу развязать тебе язык?

Его рука случайно коснулась левой кисти Малфоя. Что это?! Кольцо, неброское золотое кольцо украшенное рельефом: сердце и веточка розмарина. Наивная и сентиментальная аллегория: любовь и память.

- Откуда?.. Откуда у тебя это кольцо?

- Нашёл…

Рон не сдержавшись, ударил в это всё ещё прекрасное лицо, стирая с него глумливую ухмылку.

- Что ты городишь, кретин? Ты думаешь, я не знаю это за кольцо? Это фамильное обручальное кольцо Уизли. Его может надеть только любящий любимому. И пока они любят его нельзя снять. А если любовь проходит оно спадет само. Я! Я своими руками надел его на руку Флёр в тот день, когда она умерла! Как оно попало к тебе? Отвечай!

- Ты болван Уизли и всегда был болваном. Ты сам мне его дал.

- Что? Что ты городишь?

- Тридцатишестичасовое Оборотное зелье… Моё изобретение. Я мог бы стать великим алхимиком… Даже Снейп такого не делал. Мне нужна была Книга Зелий Таанит… Только я знал, как найти ее в библиотеке Снейпа. Группа Гойла захватила Флёр… я взял прядь ее волос. Всё было, как я задумал, я отыскал книгу. Если бы не ты я ушёл бы в тот же вечер. Но ты… я остался до утра. А утром, когда я добрался до Гринвича, все уже было кончено – все мертвы на месте дома руины… А потом я понял, что будет ребёнок. У него твои волосы и мои глаза. Я назвал его Люциус-Рональд…

В дверях Рон еще раз остановился, убеждаясь, что ничего не забыл. Пустая кроватка, распростёртое тело около дивана. Светлые волосы скрывают лицо, остановившиеся пустые глаза. Мёртвые глаза. На руке неярко поблескивало кольцо. Рон так и не смог снять его с пальца Малфоя.

Так, что ещё? Уизли уже послал сообщение в Министерство, минут через двадцать здесь будет отряд авроров. Завтра в «Пророке» будет статья, что-нибудь вроде «Военные преступник обнаружен. Смертный приговор приведён в исполнение».

Рон почувствовал пустоту, то, что составляло смысл его жизни последние три года, кончилось. Всё в прошлом. Флёр, Драко. Спасаясь от пустоты, он сильнее прижал к себе тёплое тельце ребёнка, спавшего под несильным сонным заклятьем. Осторожно коснулся губами нежного лобика. Люциус-Рональд. Рони. Любовь и память.

Обсуждение на форуме